Гай Цильний Меценат — покровитель и друг поэтов

Ноябрь 30th, 201212:47 пп

0


Гай Цильний Меценат — покровитель и друг поэтов

Вторая половина I века до н.э. считается золотым веком римской по­эзии. Именно в это время творили такие поэты как Вергилий, Гораций, Проперций, Тибулл, Овидий. Такой расцвет культуры был не случаен. Его во многом подготовили социально-политические обстоятельства римской истории.

Первая половина I века до н.э. была ознаменована рядом гражданских войн, в которых долго и мучительно гибла республика. Политическая сис­тема была во всестороннем кризисе. Только с приходом к власти Октавиа-на в 31 г. до н.э. наступил долгожданный мир. Несмотря на то, что Октави-ан (позже принявший имя Август) стал единоличным правителем образо­вавшейся Римской империи, он, учитывая печальный опыт своего предше­ственника Гая Юлия Цезаря, не принял ни царского титула, ни звания дик­татора, а ограничился званием принцепса, т.е. «первого среди равных», тем самым сохраняя какую-то видимость республики. Продолжали существо­вать сенат, консулы, эдилы, квесторы — все эти должности были выборны­ми, хоть кандидатов предлагал сам Август, также он влиял на формирова­ние сената.

Август сумел привлечь к себе представителей всех сословий, и не­смотря на наличие в среде сенаторов оппозиции, желавшей вернуть тра­диционное республиканское правление, ее значение было всегда невели­ко. Главным образом все были благодарны Октавиану за сохранение ми­ра. За время правления Августа храм бога Януса, открывавшийся во вре­мя войны, был закрыт трижды, а за весь период от основания Рима до ро­ждения Августа — только два раза.

Кроме того, Август немало делал для реставрации старых религиозных и культурных традиций, возрождения «римского духа». Покровительст­вовал Август и литературе. В этом его первым помощником был Гай Цильний Меценат. Сведения об этом человеке мы черпаем из стихов Го­рация, писем Луция Анния Сенеки, книг Светония, Тацита.

Г. Ц. Меценат принадлежал к сословию всадников, и возводил свой род к древним этрусским царям из города Арреции. Точный год рождения Мецената неизвестен (по всей вероятности между 74-64 гг. до н.э.). Зато известен месяц и число — апрельские иды (13 апреля) из 11 оды IV книги Горация:

…мы справляем Иды —

Тот апрельский день, что Венерин месяц Надвое делит.

Этот день — святой и дороже мне он

Чем рожденья день, Меценат желанный

От него ведет счет годам…

(Гораций. Оды. IV, 11,14-19. — Перевод Г. Церетели).

Меценат никогда не занимал официальных должностей. Он был очень богатым человеком, и, кроме того, был близким другом Октавиана. Ме­ценат поддерживал Октавиана, когда тот еще только боролся за власть, часто сопровождал будущего принцепса в военных походах, хотя сам в битвах не участвовал (по свидетельствам Сенеки «он не касался меча» (Нравственные письма к Луцилию. 114, 7)). Когда Октавиан добился вла­сти, Меценат остался его верным другом, советником и помощником в государственных делах. Он часто был посредником Августа в перегово­рах, заключении мира, совершении браков. Август ценил Мецената за ловкость, проницательность и дипломатические успехи. Меценат даже замещал главу государства в его отсутствие, и притом как частное лицо.

В истории Меценат остался главным образом как покровитель поэтов, благодаря чему его имя даже стало нарицательным. Меценат собрал во­круг себя лучших поэтов того времени, в его кружок входили Вергилий, Гораций, Проперций, Варий Руф, Валгий Руф, Домиций Марс.

Частное покровительство аристократов оставалось существенной формой поддержки литературы в течение всей римской истории. Но ка­ждый кружок, разумеется, имел свои особенности во взаимоотношениях между главой и его членами, также имели отличие происхождение и степень известности поэтов. По мнению М. фон Альбрехта, Меценат поддерживал поэтов, которые уже приобрели известность в области ли­тературы, но при этом происхождение не имело для него существенного значения [1, с.710]. Вергилий, например, был сыном мелкого крестьяни­на. Меценат взял его под свое покровительство уже после написания «Буколик». По свидетельству Светония, «Буколики» «имели такой ус­пех, что даже певцы нередко исполняли их со сцены » (Вергилий. 26).

Проперций также приобретает известность уже после публикации пер­вой книги, и тогда Меценат включает его в свой круг. То же можно ска­зать и об остальных членах кружка — Варнии Руфе, Домиции Марсе, Го­рации. Горация, сына вольноотпущенника, «в друзья» Меценату пореко­мендовали Вергилий и Варий:

…не случайность меня указала тебе, а Вергилий,

муж превосходный, и Варий тебе обо мне рассказали.

(Гораций. Сатиры I, 6, 55-56. — Перевод М. Дмитриева).

Талантливым, но незнатным и небогатым поэтам была очень нужна поддержка богатого и влиятельного человека. Вергилию, например, уда­лось отстоять свой участок, находящийся под угрозой конфискации, только по ходатайству Мецената. Горацию Меценат подарил целое име­ние. Неудивительно, что во многих стихах этих поэтов Меценат упомина­ется с большой благодарностью. Свою вторую книгу «Георгики» Верги­лий сочинил в честь Мецената (Светоний. Вергилий, 20) и по его настоя­тельному совету:

Ты, Меценат, повелел нелегкое выполнить дело.

(Вергилий. Георгики, III, 41. — Перевод С. Шервинского). Проперций посвящает Меценату вторую книгу своих стихов, Гораций адресует ему оды и послания.

Меценат умел предоставить поэтам достаточную свободу литератур­ного творчества, и его указания по поводу тем произведений были скорее пожеланиями, а не приказами. И, например, косвенный отказ поэтов пи­сать эпос об Августе никак не повлиял на отношение к ним Мецената.

В стихах Горация Меценат показан как человек незаносчивый, не­смотря на свой высокий статус, умеющий ценить людей не за происхож­дение, а за ум и талант.

Нет! Ты орлиный свой нос задирать перед теми не любишь Кто неизвестен, как я, сын раба, получившего волю!

(Гораций. Сатиры, I, 6, 5. — Перевод М. Дмитриева). … и не на знатность глядит, а на жизнь и на чистое сердце…

(Гораций. Сатиры, I, 6, 5. — Перевод М. Дмитриева). Можно было бы предположить, что поэт, как человек зависимый, не­сколько приукрашивает действительность в угоду своему покровителю. Но именно Гораций, каким мы его знаем из описаний Светония и анализа его собственных стихов, менее всего способен льстить вышестоящим. Светоний, например, описывает, как упорно Октавиан Август добивался дружбы Горация, но поэт относился к их дружбе с презрением, как пишет сам Август (Светоний. Гораций. 4). Поэт высоко ценил свою независи­мость, знал себе цену.

Горация и Мецената действительно связывала тесная дружба, о чем свидетельствуют и стихи Горация — в 17 оде, например, поэт обещает Меценату умереть вместе с ним и называет его «мой оплот и гордость» (Гораций. Оды, 17, 4. — Перевод Г. Церетели).

В других стихах, ироничных и оттого более искренних, Гораций опи­сывает свою привязанность к Меценату:

Если же на вечер звать пришлет Меценат: «Наливайте Масло скорее в фонарь! Эй! Слышит ли кто?» Как безумный Ты закричишь, зашумишь, беготню во всем доме поднимешь.

(Гораций. Сатиры, II, 7, 34-36. — Перевод М. Дмитриева). «Куда ты несешься? Чего тебе надо? Или затем лишь толкаешься как шальной с кем попало, Чтобы скорее опять прибежать к твоему Меценату?» Этот упрек, признаюся, мне сладок, как мед!

(Гораций. Сатиры, II, 6, 29-30. — Перевод М. Дмитриева).

В некоторых стихах Гораций пишет, что без Мецената его жизнь пуста и не имеет смысла (Эподы. 1, 5) и он предпочел бы умереть первым (Оды. II, 17). Его желание не сбылось, но он не надолго пережил своего покро­вителя и был похоронен рядом с ним на Эсквимине, где находился дом Мецената. А Меценат, в свою очередь, перед смертью завещал Августу: « О Горации Флакке помни, как обо мне» (Саллюстий, «Гораций», 2). Оба умерли в 8 г. до н.э.

Меценат навсегда остался в истории как великий покровитель великих поэтов. Ему мы обязаны расцветом таланта таких поэтов, как Вергилий и Гораций — двух столпов римской поэзии, а золотой век без Мецената, возможно, не был бы золотым.
 

Администрация проекта Rustudent.com просит помощи в поиске автора данного материала и его первоисточника, поскольку данная статья поступила в редакцию без этой очень нужной нам информации.