Гипернатурализм в современной «новой драме»

Декабрь 2nd, 20123:48 пп

0


Гипернатурализм в современной «новой драме»

Пьесы В. Сигарева и Ю. Клавдиева относят к современной «новой драме», о которой сегодня так много спорят. Творчество этих драматур­гов лишь частично исследовано. Цель нашего доклада — выявить черты гипернатурализма в их пьесах.

Термин «гипернатурализм» как обозначение течения в «новой драме» предложил М. Липовецкий. Впервые это понятие было использовано Биргит Боймерс (Великобритания) применительно к современной итальян­ской литературе. Гипернатурализм — название провокационного по эсте­тике движения в поэзии и прозе 1990-х гг. В русской «новой драме» этот экспериментальный вектор представлен течением в социальной драме, к которому следует отнести пьесы Ю. Клавдиева, В. Сигарева и др.

Русский гипернатурализм в драматургии связывают с английской со­временной драматургией и театром «In-Yer-Face Theatre». Общие черты проявляются в тематическом внимании к социальным маргиналам, в «общем депрессивно-мрачном тоне и стремлении к шоку от натурали­стических деталей, как правило, включающих в себя сексуальное наси­лие». Параллельные тенденции обнаруживаются в датской школе кинематографа «Догма» и в современной немецкой драматургии. Существует также мнение, что предшественницей русского гипернату­рализма стала Людмила Петрушевская с характерным для ее творчества бытовым абсурдизмом.

Однако в целом у современных гипернатуралистов нет определенной литературной традиции, к которой они могли бы присоединиться.

На примере произведений В. Сигарева и Ю. Клавдиева мы выявили черты, свойственные гипернатуралистическому направлению в «новой драме».

В пьесах поднимаются остросоциальные проблемы: насилие («Пой­дем, нас ждет машина» Ю. Клавдиева и др.), наркомания («Семья вурдала­ка», «Божьи коровки возвращаются на землю», «Яма» В. Сигарева и др.), бесправие человека и деградация социума («Пластилин» В. Сигарева, «Со­биратель пуль» Ю. Клавдиева), отсталость провинциальных городов («Черное молоко» В. Сигарева). Драматурги показывают дно общества, поэтому в центре их внимания маргинальные герои — бывшие заключен­ные (Курсант, Седой в «Пластилине»; Андрей в «Агасфере» В. Сигарева) и преступники (Олег, Паша в «Пойдем, нас ждет машина» Ю. Клавдиева), лица с алкогольной или наркотической зависимостью (Роман в «Семье вурдалака» В. Сигарева).

Важной особенностью их пьес является акцентуация на насилии, часто сексуальном. Подобные сцены присутствуют в пьесах В. Сигарева («Пластилин», «Семья вурдалака», «Агасфер», «Черное молоко»), Ю. Клавдиева («Собиратель пуль», «Пойдем, нас ждет машина»). Как правило, они жестоки и натуралистичны, что является отличительной чер­той гипернатуралистов. Важную роль в них играет физиология, поданная подробно и реалистично. Такие пьесы Ю. Клавдиева, как «Пойдем, нас ждет машина!» и «Собиратель пуль» максимально насыщены натурали­стическими деталями (отрезание конечностей, удары режущими предме­тами, обваривание кипятком и др.).

Пьесы гипернатуралистов призваны отразить современную жизнь та­кой, какая она есть, поэтому драматурги создают иллюзию докумен­тальности. Например, в художественном пространстве пьес Ю. Клавдиева обнаруживает себя локус конкретных реалий города Толь­ятти (школа, городское кладбище, больничный парк, пустырь и др.). От­дельного внимания заслуживает речь персонажей. Это живой разговор­ный язык с использованием сленга и обсценной лексики.

Отражение бесперспективного мира провинции и социального дна обусловило депрессивность и пессимистическое настроение драма­тургов. Пространство рисуется как сплошная, убивающая всякую инди­видуальность масса. Конфликт выстраивается на противоборстве город­ского пространства и героя, которое ведет либо к физической его смерти («Пластилин» В. Сигарева), либо к моральному и духовному уничтоже­нию собственного «я» («Черное молоко» В. Сигарева, «Собиратель пуль» Ю. Клавдиева). Герой пьес — жертва, надломленный человек, жа­ждущий свободы и самоутверждения в чуждом ему пространстве. Так, в пьесах В. Сигарева «Пластилин» (2000) и Ю. Клавдиева «Собиратель пуль» (2004) изображается трагедия подростка, пытающегося преодо­леть обиду на мир с помощью собственной избранности (герои приду­мывают игровые миры и таким способом стараются уйти от реальности). Художественная структура пьес подчинена раскрытию двух концептов -жертвы и насилия, отражающих светлые и темные ипостаси социума. Смерть и трансцендентный мир рисуются драматургами как свет и доб­ро, как лучший мир. Экзистенциальный выбор герой делает в пользу смерти, которая становится главным источником свободы. Кольцевая композиция, которую часто используют оба драматурга, также свиде­тельствует о безвыходном положении героев и невозможности решить конфликт: «Собиратель пуль» Ю. Клавдиева начинается и заканчивается описанием кладбища, «Черное молоко» В. Сигарева — приездом и отъез­дом героев. Таким образом, гипернатуралисты не видят возможности изменить действительный мир в лучшую сторону и не предлагают пути решения социальных проблем.

Характерной особенностью русских гипернатуралистов стала провин­циальная ментальность. Особенностью почти всех пьес становится «го­родской текст». Образ провинциального города и живущих в нем людей создается как самостоятельный и самодостаточный. Это и есть собственно мир, а не его окраина. Действие всех пьес В. Сигарева проходит в провин­циальном городе, который становится воплощением агрессивной по отно­шению к человеку среды. Возникает образ мрачного города, реалии кото­рого отсылают к образу мира мертвых, оппозицию которому (мир живых) драматурги не изображают.

В. Сигарев и Ю. Клавдиев используют прием исповедальности, кото­рый присущ многим авторам «новой драмы» разной жанровой направ­ленности. Исповедальность проявляется в мучительных монологах, при­чем автор в них дистанцируется от изображаемой им действительности. Герои пьес испытывают непреодолимую потребность выговориться («Пластилин», «Агасфер», «Черное молоко» В. Сигарева; «Пойдем, нас ждет машина!», «Собиратель пуль», «Я пулеметчик» Ю. Клавдиева). При этом герою не нужен собеседник: это может быть и внутренний монолог. Подтекст в его репликах отсутствует, так как мысль до предела обнажена. В качестве примера можно привести монолог мальчика из пьесы «Соби­ратель пуль» Ю. Клавдиева: «Больше всего на свете я хочу жить так, как хочу. Больше всего на свете я хочу умереть. Потому что смерть — это лучшее, что может случиться с живым. Больше всего на свете я боюсь оказаться не прав. Больше всего на свете мне нравиться смотреть кино и играть. Больше всего на свете я боюсь, что обо мне никто не узнает. Больше всего на свете я боюсь, что всё, что мне дорого, окажется никому не нужным. Больше всего на свете я хочу, чтобы было интересно. Больше всего на свете я хочу, чтобы отчим умер. Больше всего на свете я хочу, чтобы всё, о чём я думаю, оказалось правдой. Больше всего на свете я хо­чу, чтобы всё на свете стало так, как я думаю. Больше всего на свете я хо­чу, чтобы я был самым лучшим. Больше всего на свете я хочу, чтобы у меня была девушка. Больше всего на свете я хочу, чтобы никогда не кон­чалась эта ночь. Больше всего на свете я хочу жить».

Провокативность остросоциальных тем, натурализм, иллюзия доку­ментальности, используемые драматургами в целях шокового воздейст­вия на читателя (зрителя), позволяют выделить гипернатурализм как от­дельное направление в «новой драме».

 

Администрация проекта Rustudent.com просит помощи в поиске автора данного материала и его первоисточника, поскольку данная статья поступила в редакцию без этой очень нужной нам информации.