Глиняный кирпич — основа цивилизации

Июль 8th, 20128:08 дп

0


Глиняный кирпич — основа цивилизации

Сохранность памятников древних культур во многом зависит от того, из каких материалов они изготовлены. Самый прочный строительный материал древности (да и не только древности), конечно же, камень. Благодаря ему до наших дней сохранились остатки многих величественных сооружений, а некоторые из этих сооружений уцелели практически полностью.

Камни донесли до нас и немало текстов — на них высечены десятки тысяч древних надписей. Если бы не надписи, мы бы не знали о многих важных событиях. Ведь большинство рукописей на папирусе, пергаменте и других материалах сгорело или истлело.

Но существовала страна, в которой камень был так редок и дорог, что на нем вообще почти не делали надписей. А если из него что-то строили, то это был обычно привозной камень. Чем же его заменяли в остальных случаях? И о какой стране речь?

Эта страна — Месопотамия, что в переводе с древнегреческого означает «Междуречье», ибо она расположена между реками Тигр и Евфрат. Месопотамия является родиной одной из древнейших цивилизаций — шумерской, возникшей примерно в то же время, что и египетская. Какая из них появилась раньше, никто точно не знает.

Так чем же заменяли камень жители Междуречья? Вместо него они использовали глину, которую в изобилии дает земля этой страны. Из нее они строили храмы, дворцы, крепости, на ней они и писали. Но обо всем по порядку.

Как правило, глину смешивали с рубленой соломой, складывали в ящики или обивали с двух сторон досками и выставляли сушиться на солнце. За день под палящими лучами глина затвердевала, и получался так называемый кирпич-сырец. Иногда кирпичи обжигали в печах, но это делали нечасто — кирпичей требовались миллионы, а то и миллиарды штук, и обжигать их все в печах было слишком дорого, да и некогда.

Поэтому строили в Месопотамии в основном из кирпича-сырца, но снаружи постройки для прочности часто обкладывали кирпичом обожженным. Правда, несмотря на это, сооружения все равно достаточно быстро начинали оплывать и ветшать. Их приходилось ремонтировать, укреплять, в результате они росли в размерах, постепенно изменяли конструкцию. Если древнейшие жители Междуречья строили зиккураты — ступенчатые башни — с тремя ступенями, то вавилоняне возводили их с семью ступенями. При этом они нередко раскрашивали их в различные цвета: черный, белый, пурпурный, синий, ярко-красный, серебряный и золотой. Поэтому выглядели зиккураты зачастую нарядно и празднично.

Но до нашего времени ни один из них не сохранился — время и осадки сделали свое дело, постройки из кирпича-сырца обветшали и развалились. Местные жители использовали руины прежних храмов дворцов и крепостей как склад бесплатного строительного материала. Лишь в XIX в. их стали находить археологи.

Но глину использовали и для другой цели — для письма. Для разных случаев брали куски глины разной формы — квадратики величиной с почтовую марку, большие таблички в виде подушки, а то и свернутые в трубку. На еще не затвердевший материал специальной палочкой (обычно из тростника) наносили знаки, которые называют теперь клинописью, ибо они и впрямь похожи на клинышки. Мокрая глина хорошо сохраняет самые тонкие линии, любое прикосновение к ней, причем в отличие от кирпичей ее не надо обжигать в печи — достаточно подержать на жарком месопотамском солнце. Иногда таблички запечатывали в особые глиняные конверты, в которых их до сих пор находят археологи.

У этих табличек есть одно очень ценное качество — их трудно уничтожить. Огонь им не страшен — от него они становятся только крепче, а разбитые куски легко соединить. В 1872 г. английский востоковед Джордж Смит расшифровал таблички с месопотамской поэмой «О все видавшем» (или «Эпос о Гильгамеше»), где рассказывалось о царе города Урука Гильгамеше. Он отправился на поиски бессмертия и встретил единственного на земле бессмертного человека — Утнапиштима, который начал рассказывать ему о всемирном потопе. Рассказ его очень напоминал библейский. Но каково окончание легенды, было неясно: текст обрывался, как всегда, на самом интересном.

Газета «Дейли Телеграф» обещала тысячу гиней тому, кто найдет окончание поэмы. Смит поехал и стал искать его. Казалось бы, можно ли обнаружить среди тысяч глиняных обломков именно те, которые относились к «Эпосу о Гильгамеше»? Но — о чудо! Смит, вопреки всем ожиданиям, сумел-таки найти недостававшие части поэмы, и благодаря этому мы можем теперь познакомиться с одним из величайших памятников древневосточной поэзии. (Кстати сказать, миф о потопе заканчивается в «Эпосе о Гильгамеше» примерно так же, как и в Библии, что неудивительно — легенда о потопе встречается у многих народов.) И сохранился он благодаря тому, что был написан на глине, которой оказались не страшны ни огонь, ни вода, ни всепожирающее время.

 

Администрация проекта Rustudent.com просит помощи в поиске автора данного материала и его первоисточника, поскольку данная статья поступила в редакцию без этой очень нужной нам информации.