Медиаэкология: опыт демаркации научного направления

Ноябрь 25th, 20121:36 пп

0


Медиаэкология: опыт демаркации научного направления

В день мы получаем объем информации, эквивалентный содержанию 174 газет. К таким выводам пришла группа исследователей Южнокали­форнийского университета под руководством доктора М. Гилберта. Ис­следование показало, что за 30 лет потребление информации выросло в 5 раз. Знание стало главным ресурсом в постиндустриальном социуме, обществе «третьей волны».

Благодаря развитию медиа (технологий коммуникации) человек об­рел новую среду обитания — информационную, разновидность социаль­ного, культурного, семиотического пространств. Обособленный, «ампу­тированный» медиа от непосредственного познания действительности, человек существует в символьной реальности. Новую среду определяют как «инфосферу» (Д. Рашкофф), «медиакультуру» (Н. Кириллова), «сим­волическую инфоноосферу» (Е. Цуканов).

Коммуникационная система как среда обитания человека — эта мета­фора лежит в основе области знаний, которая получила название «ме-диаэкология» (1968 г.) Возникнув как ветвь культурологии, медиаэко-логия изучала «влияние символических систем и технологий на соци­альную организацию, познавательные процессы, политические и фило­софские идеи человеческого общества». Именно в 1960-1970-е гг. во время очередной «коммуникативной революции» (появление «Галактики Интернет» и глобального информационного общества), исследователи пришли к осознанию ключевой роли медиа. Г. Иннис связывает взлет и падение древних цивилизаций с доминирующими коммуникационными технологиями. У. Онг рассматривает историю как смену «эр коммуникации» (от устной и письменной до электронной и цифровой). В то же время формируется и критическая рефлексия: огромный манипулятивный потенциал СМИ (в особенности ТВ), воспитывающих пассивных граждан «общества потребления» и насаждающих массовую культуру, заставил задуматься о фунда­ментальных эффектах медиатехнологий. Н. Постман акцентирует деструктивное влияние телевидения на культуру и мышление, а М. МакЛюэн, начинавший карьеру литературным критиком меняет предмет анализа, осмысливая медийные феномены.

Медиаэкология возникла в период «экологизации наук»: экология, определяемая как наука о взаимодействии организма и окружающей среды, становится междисциплинарной областью знаний, оформившись в «новую интегрированную дисциплину». Главным отличием эколо­гических дисциплин стал системный, холистический подход (методоло­гический принцип целостности), который позволяет рассматривать явле­ния не сами по себе, а во всем богатстве взаимосвязей. Помещая человека в различные контексты существования, исследователи выходили на но­вые ответвления экологии: экология культуры (1955 г.), политическая экология (1972 г.), пространственная экология (1989 г.), эколингвистика (1990 г.), экология истории (1995 г.), экология информации (1999 г.), эко­логия знаний (2000 г.) и другие. Медиаэкология — закономерное расшире­ние экологической парадигмы современной науки на поле коммуника­тивных процессов. Параллельно с экологической парадигмой, развива­лось и экологическое мировоззрение (экоцентризм), в котором прагма­тичное воздействие на среду заменяется взаимовыгодным взаимодейст­вием, коэволюцией (параллельное развитие организма и среды обитания).

Медиэкологию можно определить как междисциплинарную область знаний на стыке социальной экологии и медийных наук, которая изуча­ет проблемы взаимодействия человека и информационной среды, а также структуру и организацию медиаэкосистем различного уровня. В центре внимания медиаэкологов — влияние медиатехнологий на психику индивидуума и социокультурные процессы в обществе. Объект науки — медиаэкосистемы, устойчивые структуры, состоящие из людей, их со­обществ и информационной среды обитания, связанные комплексом взаимоотношений. Предмет — закономерности и тенденции социально-психологического взаимодействия индивидуумов и социальных групп с информационной средой.

Определяя место медиаэкологии в системе смежных наук, можно ска­зать, что, находясь в поле социальной экологии, она тесно взаимо­действует с рядом дисциплин. Изучение влияния медиатехнологий на психику и мышление человека (в том числе — деструктивное) сближает ее с медиапсихологией и экологической психологией; социокультурных эффектов массмедиа — с социологией, философией, антропологией и культурологией; анализ сложных информационных систем — с киберне­тикой, синергетикой, информатикой, теорией коммуникации; решение проблем создания экологичных медиаэкосистем — с эргономикой.

В медиаэкологии можно выделить три уровня: 1) микроуровень (ин­формационное пространство индивида), 2) мезоуровень (медиаэкосисте-мы различной сложности — от библиотеки до региона страны), 3) макро­уровень (глобальная информационная среда). Главной задачей на микро­уровне является адаптация человека к информационной среде — миними­зация негативного влияния (пропаганда, манипуляция сознанием, рекла­ма, порнография и агрессия в СМИ, информационная перегрузка, инфор­мационные войны и др.), помощь в овладении медиатехнологиями, фор­мирование здорового информационно-когнитивного пространства. На мезоуровне медиаэкология стремится к устойчивому развитию информа­ционных экосистем: ликвидации «цифрового разрыва» и обеспечению равного доступа к коммуникационным технологиям, развитию медийной культуры общества, поддержанию «информационного баланса», что не­возможно без создания эффективной сети коммуникаций с механизмами обратной связи, сохранению медийного, культурного и языкового много­образия. На макроуровне задача — инженерия глобальной медиасреды, ноосферогенез, обеспечение коэволюции человека и медиатехнологий. На данном уровне медиаэкология философски осмысливает социо­культурные эффекты медиа, изучает медиакультуру и феномены инфор­мационного общества, топологию медиареальности, пытается создать комплексную картину медиапроцессов, прогнозировать развитие техно­логий коммуникации и формировать «экоцентрическое мышление» в от­ношении информационных процессов.

Среди исследователей медиа неоднократно высказывалось мнение о необходимости изучения коммуникации в рамках отдельной комплексной науки, которая занимается «социально-гуманитарными аспектами фор­мирования и деятельности коммуникационных средств и систем». «Медиалогия» (М. Шилина, Р. Дебре), «медиавистика» (В. Горохов), «коммуникология» (Ф. Шариков), «социальная информациология» (В. Попов) — вот лишь несколько вариантов названия этой метанауки о медиа. На наш взгляд, медиаэкология может претендовать на статус по­добной универсальной науки, так как экологический подход дает ряд преимуществ при исследовании медиасферы: 1) системный подход (изу­чение медийных экосистем, равноудаленность от антропоцентризма и технологического детерминизма), 2) субъект-субъектные отношения че­ловека и медиасреды, что соответствует тенденциям «журналистики 2.0», изменившейся под воздействием «новых медиа», 3) сочетание фи­лософского анализа и прикладных разработок по оптимизации произ­водства и потребления информации, 4) «экоцентрическое мировоззре­ние» как ключевой элемент медиакультуры личности и общества.

Текст: Владимир Степанов, Институт журналистики БГУ
http://media-ecology.blogspot.ru/2011_05_01_archive.html