Опыт использования метода семантического дифференциала при изучении слухового восприятия речевых сообщений

Декабрь 28th, 201412:22 дп

0


Опыт использования метода семантического дифференциала при изучении слухового восприятия речевых сообщений

Традиция использования метода семантического дифференциала как перспективного метода изучения восприятия слуховых сигналов возникла в нашей стране еще в начале 70-х годов прошлого века по инициативе В.И.Галунова, ознакомившегося со статьей Ч. Осгуда и его соавторов, опубликованной в 1957 г., содержащей описание метода. В.И. Галунов был одним из научных руководителем и главным конструктором поддерживавшегося на уровне АН СССР междисциплинарного направления исследований, именовавшегося «Автоматическое распознавание слуховых образов (АРСО)», ориентированного в качестве основной цели на создание автоматических систем распознавания и синтеза речи. Решение этой задачи требовало и исследований восприятия речи человеком, стимулированных идеей использования полученных результатов для моделирования в технических системах. Эта традиция, возможно, будет продолжена при создании систем искусственного интеллекта, как видно из доклада В.Ф. Петренко на соответствующей секции РАН.

Метод семантического дифференциала (СД), названный в то время В.И. Галуновым методом семантически-противопожных пар, оказался весьма удобным и универсальным методом, позволявшим не только выявлять основные характеристики (размерности) слуховых образов, но и получать удобный материал для выявления взаимосвязей слуховых и акустических характеристики голоса, дававших основание для технических решений при создании систем распознавания. Одна из первых наших публикаций по этой тематике относится к 1974 г..

Помимо главной прикладной цели — автоматическое распознавание речи, в рамках указанного научного направления возникли также побочные задачи -определения по речевому сигналу эмоциональных состояний и стабильных во времени свойств говорящего, весьма привлекательные для использования в криминалистике. При этом понятие свойства говорящего понималось весьма широко, и включало как психологические характеристики личности, таки и социальные, и индивидные характеристики, вплоть до пола и возраста говорящего.

Ежегодно в разных городах страны проводились т.н. школы -семинары АРСО, публиковались сборники тезисов выступлений, ныне уж ставшие библиографической редкостью. Кроме того, проводились тематические конференции, и в контексте нашей статьи можно выделить два симпозиума, где были опубликованы работы с использованием метода СД: «Речь и эмоции», «Речь, эмоции и личность».

Метод СД, как считал сам автор, по замыслу предназначался для
измерения значения исследуемых понятий, но обнаружилось, что при
использовании метафорических шкал он измеряет лишь аффективный
аспект значения, в лингвистических терминах — коннотативное значение.
Его математической моделью является выделенное впервые самим Ч.
Осгудом трехмерное факторное пространство с факторами Е (общая
оценка), А (активность), Р (сила). Его психологическим механизмом,
согласно Осгуду, является центральная репрезентация врожденных
эмоциональных реакций (см. также Петренко В.Ф.). Указанное о
факторное пространство оказалось инвариантным по отношению к
модальности стимулов, сохраняющимся                                                   при использовании

метафорических шкал. Сам Осгуд писал об эмоциональной природе трехмерного инварианта, который восходил к вундтовской классификации эмоций, дифференцирующих их по знаку, активности выражения и силе. Но третий фактор, силы, оказался наименее интерпретабельным, хотя и он был соотнесен с эмоциогенным напряжением физиологических систем организма. Аффективное значение также связывается с механизмом переживания как пристрастного отражения, тесно взаимодействующим с механизмом когнитивного отражения, ответственным за возникновение денотативного значения. Дискуссия по поводу природы этих факторов продолжалась, в нашей стране она была стимулирована публикацией статьи А. М. Эткинда, который в свою объяснительную схему ввел понятие аттитюда. Он полагал, что фактор общей оценки Е имеет непосредственную эмотивную природу, тогда как Р и А связаны с эмоциями через чувственную ткань эмоционального образа. Осгуд усматривал в своем инварианте Е, P, A также продукт влияния механизма синестезии. Дальнейшая теоретическая разработка этого направления, выросшего из метода СД, осуществлявшаяся прежде всего усилиями В.Ф. Петренко, привела к созданию психосемантики.

Одним из наиболее дискутируемых в те годы оказался вопрос о размерности истинного коннотативного инварианта. Специальный сравнительный анализ 19 работ авторов, применявших метод СД, проделанный К.Смитом и К.Эллсвортом, показал, что инвариантной, сохраняющейся во всех работах, скорее является не трехмерная, а двумерная структура Е, А. В их собственном исследовании выявлен шестимерный базис, пятимерным он оказался также в 1 -й работе, четырехмерным в 4-х, трехмерным в 8 и двумерным 6. Среди дополнительных факторов появились такие, как уровень антиципации, уверенность, концентрация внимания, ответственность и другие. В публикации Цзенга и Мея также рассматривается вопрос о дополнительных шкалах в структуре инварианта. По мнению В.И. Галунова, инвариант четырехмерен и включает такой фактор неэмотивной природы, как стабильность, однако К.Смит и Р.Эллсворт и другие авторы толкуют его как аффективный.

На наш взгляд, подобные противоречия могут быть сняты
теоретическим предположением, состоящим в том. что дихотомия
«коннотат — денотат» и его операционализация «метафоричный-
буквальный» является в действительности континуальной шкалой, и
различные факторы, выявляемые методом СД, имеют поэтому различные
координаты в одномерном пространстве с соответствующими полюсами:
коннотат …………………………………  денотат

оценка

активность

сила

стабильность

Таким образом, метафоричность шкалы трактуется нами понятие условное, являющееся лингвистической идеализацией, меняющееся в качественном и количественном планах по отношению к различным

объектам исследования, требующая для своего сохранения глубокого лингвистического анализа, на практике реально не проводящегося.

Набиравший популярность метод СД вовлекался в изучение все более широкого круга явлений, что неизбежно нарушило первоначальную традицию использования в методе лишь метафорических шкал. К тому же добавление шал неметафорической природы, как ожидалось, приносит ряд преимуществ, в частности, не только позволит выявить аспекты денотативного значения исследуемых явлений, но и позволит уточнить объективиые физические корреляты эмотивных оценок, например, неприятных или приятных звуков.

Ниже рассмотрим еще неопубликованные данные об эмпирических факторных пространствах, полученных нами при изучении восприятия мужских и женских голосов, а также, для сравнения, факторную структуру, выделенную при восприятии музыкальных фрагментов. Предложен для рассмотрения также еще не прошедший апробацию вариант методики семантического дифференциала, предназначенный для изучения голоса совести (по М.Хайдеггеру, неслышимого зова совести).

Доя изучения восприятия голосов использовалась вариант методики
CД с 52 шкалами как метафорической, так и денотативной (например,
шумовой — тональный) природы. При подготовке к
исследованию нами были получены записи монологической.
диалогической речи, а также речи. полученной при чтении текста,
состоящего из фраз стандартного содержания. В качестве «говорящих»
были привлечены представители разных социальных слов, обладатели
различной речевой культуры, обеспечивавшие                                                                     большую

репрезентативность выборки.

Первоначально 30 аудиторов, студентов ЛГИТМиК, оценивали по 112 голосов незнакомых им мужчин 52 шкалам, при этом длительность звучания каждого голоса составляла 20 секунд. Затем для каждого говорящего (диктора) по каждой шкале оценки разных слушателей ( аудиторов) усреднялись и проводился корреляционный анализ матрицы размерностью 52х112.

После факторизации корреляционной матрицы размеростью 52х52 шкалы было получено 4-хмерное пространство с факторами:

  1. Фактор силы (мужественный — женственный, басовитый — тонкий, сильный — слабый).
  2. Фактор активности (бодрый — вялый, _акти вный -пасивный, быстрый, медленный)
  3. Оценка (теплый — холодный, хороший — плохой, нежный -грубый, мягкий — жесткий).
  4. Ненормативность (аспект оценки, связанный с качеством тембра и артикуляции: звучный — сиплый, звонкий — глухой, нехриплый -хриплый, четкий — расплывчатый, красивый — некрасивый).

Таким образом, даже при наличии в методике большого числа денотативных шкал была получена четкая структура, близкая к осгудовской, Природа четвертого фактора оказалась смешанной, в нем присутствует и эстетическая оценка, и характеристики денотативной природы, связанные речевой культурой, качеством звучания и артикуляции.

Процедура СД была повторена для большего времени звучания голоса (60 секунд), а также для меньшего времени звучания в 10 секунд. В этом втором случает факторная структура не изменилась, а в первом случае было получено уже 5-мерное пространство общих факторов: к 4-мерной структуре, показанной выше, добавился еще один фактор эмоционального состояния, в который вошли такие шкалы, как спокойный — тревожный, расслабленный-напряженный, ровный — прерывистый. Кроме того, в фактор силы вошла шкала возраста, точнее, взрослости.

Еще в одном исследовании в качестве звуковых стимулов нами были выбраны 30 фрагментов музыкальных произведений, каждый из которых, по предположению, был связан с определенным (но различным для каждого отрывка) эмоциональным воздействием, не меняющимся на протяжении фрагмента. Каждое из сообщений оценивалось по 40 признакам в 7-балльной шкале для биполярных признаков и 4-балльной для монополярных. В эксперименте участвовали 26 аудиторов, не имеющих специального музыкального образования. Были получены достаточно согласованные оценки для 24-х аудиторов. Для каждого фрагмента была получена средняя по аудиторам оценка (для данного признака), эти средние оценки фрагментов по признакам использовались для вычисления корреляционной матрицы признаков, которая факторизовалась. В результате были получены 4 общих фактора, определяющих размерность пространства восприятия;

1.        Фактор нравственной оценки (холодный-теплый, недоброжелательный-
доброжелательный, злой-добрый, грязный-чистый).

  1. Фактор радостного воодушевления (неуверенньш-уверенньгй, вялый-бодрый, подавленный-приподнятый, печальный-радостный, пугливый-бесстрашный, пассивный-активный). В этом факторе смешаны признаки осгудовских факторов активности и оценки.
  2. Фактор силы (пустой-полный, несерьезный-серьезный, жидкий-густой, маленький-большой).

4-й фактор (подъем — падение), его высоко нагружают признаки, вошедшие в монополярные шкалы: вдохновение, торжество, а также биполярная шкала возрастание — убывание.

Как видно, налицо расщепление фактора оценки. При этом один из аспектов фактора оценки объединен с фактором активности. Интересно и само по себе появление нравственной оценки при восприятии музыкальной классики. Факторная структура, отражающая расщепление и взаимопроникновение осгудовских факторов, возможно, отражает процессуальный характер музыкальных стимулов и тем самым, слуховых образов. Факторы в целом не могут быть в полной мере описаны лишь в терминах, принятых для описания эмоциональных состояний, тое-есть в терминах осгудовской триады, они имеют смешанную коннотативно -денотативную природу. Фактор «подъем — падение», оказавшийся релевантным для описания звуковой ткани произведений музыкальной классики, также имеет подобную смешанную природу.

Ниже приведем еще не использовавшийся набор шкал методики «Семантический дифференциал совести», созданный на основе использования вар анта метода незаконченных предложений Сакса и Леви в варианте «Моя совесть — это….» и контент-анализа полученных результатов.

Совесть как психическое явление является безусловно сложнейшим и многообразнейшим феноменом, это отражается и в структуре шкал СД, и в сочетании шкал из прилагательных, и шкал, полюса которых представлены существительными. Имеются биполярные и монополярные шкалы. Наконец, некоторые традиционно биполярные шкалы разбиты на две, например, шкала «добрая — злая» и шкала «радующая» и «огорчающая разделены таким образом. Оказалось, испытуемые усматривают в соей совести наличие противоположных тенденций, антнномий, и разбиение шкал позволит отразить это обстоятельство.

В.Х. Манеров. (Санкт-Петербург)

Преемственность психологической науки в России: традиции и инновации: Сборник материалов Международной научно-практической конференции, посвященной 215-летию Герценовского университета. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2012.