Тематическое и проблемное поле цикла К. Чапека «Мучительные рассказы»

Декабрь 3rd, 201210:51 дп

0


Тематическое и проблемное поле цикла К. Чапека «Мучительные рассказы»

К. Чапек известен читателю как фантаст и сатирик, что объясняет ин­терес исследователей именно к этой стороне его творчества. Однако на­следие чешского писателя значительно богаче в формальном, темати­ческом и стилевом планах, что не всегда полно отражено в литературо­ведческих работах. Одним из нехарактерных для Чапека произведений является сборник «Мучительные рассказы» (1921). Исследователи отме­чают, что данные произведения написаны в реалистической манере, причем в русле критического реализма, следуя русской литера­турной традиции, всегда оказывавшей влияние на чешских литераторов.

Циклообразующим началом сборника большинство исследователей считает тематику и проблематику, однако до сих пор нет единого мне­ния об их сущностной составляющей. Иногда можно встретить обоб­щенную на основе гипотез разных исследователей формулировку глав­ной темы: «поиск смысла жизни». Однако мы бы хотели расширить и дополнить это утверждение.

Уже первый рассказ, «Отцы», поднимает одну из важнейших тем все­го цикла: тему семьи. В произведении изображена картина похорон шес­тилетней девочки и горе ее отца, который был очень привязан к дочери. Однако все в городе знают, что настоящим отцом ребенка являяется ре­гент, который также присутствует на похоронах. В этой небольшой за­рисовке Чапек ставит перед читателем проблему понимания семьи и родственных связей как таковых. Его регент абсолютно равнодушен (шутит, ухаживает за певицей Марией), в то время как «ненастоящий» отец девочки тяжело переживает эту трагедию: едва стоит на ногах, не может говорить. Интересно и то, как сам Чапек называет своих персо­нажей. Определения «отец» заслуживает лишь тот, кто заботился о ре­бенке. Более того, его настоящее имя в рассказе не упоминается, что усиливает смысловую нагрузку на определение персонажа. Биологиче­ский родственник называется регентом на протяжении всего рассказа, и лишь в конце автор замечает: «Могильщик полными лопатами зарывает ребенка двух отцов». При этом, сопоставляя обоих, автор весь­ма прозрачно выражает свою позицию: основа семьи — не кровные связи, а любовь и забота.

Тема семьи появляется едва ли не в каждом рассказе этого цикла, час­то тесно переплетаясь с темой денег, что послужило основанием для многих отечественных исследователей вынести в качестве главной про­блемы цикла социальный протест автора. Однако в дан­ном случае это скорее дань соответствующей тенденции в советском ли­тературоведении, чем результат глубокого анализа проблематики. Впро­чем, проблема замены духовного материальным достаточно широко представлена в цикле. Описаны и попытки вырваться из подобной атмо­сферы, однако они обречены на провал. Так, в рассказе «Деньги» глав­ный герой Иржи находит особую радость в том, чтобы помочь сестре Ружене. Он отдает женщине свои проценты от наследства, сам берет до­полнительную вечернюю работу, что плохо сказывается на его физиче­ском состоянии и материальном благополучии. Однако при этом герой обретает смысл и цель в жизни: он считает, что, только «неся чужое бремя», он может состояться как человек. Однако другая сестра Иржи, Тильда, раскрывает ему глаза на то, что Ружена пользуется его добротой. Но Иржи не радует правда: его мечта оказывается осквернен­ной. Однако помыслы Тильды тоже нечисты: она хочет, чтоб деньги брата пошли на предприятие её обанкротившеегося мужа. Каждая их женщин за глаза пытается оскорбить сестру, их родственная забота, на­правленная на брата, исчезает в отношении друг к другу. Наконец Иржи приходится отказать обеим, но наиболее несчастным остается он сам: смысл его жизни снова утерян, он вновь становится слабым, замкнутым и разочарованным. Особенно ярко это подчеркивает кольцевая компози­ция рассказа: точно так же, как в начале Иржи не радовал приезд сестры, так и в конце он велит квартирной хозяйке, в случае, если придет Ружена, сказать ей, что он нездоров. Здесь деньги разрушают не только родствен­ную любовь, но и приводят Иржи к глубокому внутреннему кризису.

Сходная идея присутствует и в рассказе «Трое». Муж, узнав об из­мене жены, вынуждает её просить у любовника подарки и деньги. Здесь семья разрушается не из-за измены, а из-за того, что материальные блага для мужчины стоят на первом месте. Совсем другой взгляд на ту же проблему Чапек подает в рассказе «Жестокий человек», где главным ге­роем становится фабрикант Пеликан. Слишком занятый на работе, он почти не уделяет внимания своей жене Люси, пока не обнаруживает, что у нее роман с его другом Ежеком. Пеликан, любящий жену и осо­знающий свою вину, хочет отпустить ее, но потом понимает, что она не умеет жить в бедности, а Ежек не сможет обеспечить ей достойное су­ществование. И тогда он запрещает своему другу видеться с женой, а после снова уходит с головой в работу. Здесь семью опять же разрушает недостаток внимания и привязанность к материальному, но вместе с тем Чапек поднимает и другую проблему: разность мировоззрений, непони­мание. Ежек пытается объяснить Пеликану, что для его жены матери­альные блага не являются главными, однако ему не удается переубедить фабриканта. Каждый герой по-своему прав, однако в этом цикле персо­нажи не могут перейти барьеры, разделяющие их миры. Наиболее ярко эта проблема проявляется в рассказе «Рубашки». Хозяин дома узнает, что экономка его обкрадывает. Чтобы проверить свою догадку, он обыс­кивает шкаф женщины и находит там многие из пропавших вещей. Од­нако экономка, вместо того, чтобы раскаяться, считает себя униженной: ее обыскивали как воровку. В этом эпизоде мы можем рассмотреть сразу несколько проблем, разрабатываемых и в других рассказах. Во-первых, это уже упомянутая проблема разных мировоззрений. Хозяин не может понять, что старая экономка жила так из года в год, для нее это воровст­во не является преступлением (интересно то, что ее шкаф не заперт), в то время как подозрения в неблаговидном поступке оскорбляют ее. Во-вторых, Чапек исследует сложную проблему человеческой гордости. И, в-третьих, мы видим здесь проблему соотношения тайного и явного, личного и общественного.

Обратимся ко второй обозначенной проблеме, для чего проанали­зируем рассказ «В замке». Сюжет напоминает чеховский «Переполох»: молодая гувернантка Ольга живет в чопорной графской семье с распу­щенными нравами. Она сталкивается с домогательствами воспитателя старшего сына, мистера Кеннеди, ее отчитывает старый граф, а хозяйка дома у нее на глазах обыскивает ее комнату. Девушка стремится поки­нуть этот дом, мечтает вернуться к родителям (к слову, модель семьи Ольги едва ли не единственная положительная во всем цикле). Однако ей приходит письмо, в котором говорится о болезни отца, и девушка вынуж­дена остаться у графа. Ольга смиряется со своим положением, что под­черкнуто выразительной деталью: она оставляет на ночь приоткрытой дверь, что позволит мистеру Кеннеди проникнуть в ее спальню. Девушке нечего терять, она осознает, что тем, что осталась в доме, где не ценят ее личность, она уже лишилась права считать себя честным человеком.

Наконец обратимся к проблеме тайного и явного, также выведенной в рассказе «Рубашки». Все герои этого цикла стремятся что-то скрыть, но рано или поздно любая тайна становится достоянием общества. Так, все в городе знают, кто настоящий отец девочки, за тайными встречами же­ны Пеликана и его друга следит Блисс, письма Ружены оказываются у мужа Тильды и т.д. Полное отсутствие частной жизни часто становится одной из главных причин внутреннего кризиса чапековских героев. В то же время мы видим и другую особенность человеческой психологии: рядом соседствует полная информированность всех обо всем и стремле­ние скрыть очевидное, сделать вид, что ничего не происходит. Неслу­чайно в рассказе «Замок» после того, как Ольга получает письмо из до­ма, автор описывает не её эмоциональное состояние, а семью графа по­сле ухода девушки. В этом отрывке господа предстают реальными людьми, понимающими сложившуюся ситуацию, но играющими опре­деленную роль, продиктованную фальшивым представлением о благо­пристойности.

Есть и еще один парадокс, вытекающий из проблемы соотношения тайного и явного. Несмотря на то, что фактически вся жизнь чапеков-ских героев протекает на виду у чужих людей, они одиноки. Ни у одного из них рядом нет близкого человека. Причем иногда близких забирает смерть («Отцы», «Рубашки»), иногда — социальные причины («Деньги»), иногда причиной одиночества становятся собственные поступки героев («Жестокий человек», «Трое», «Гелена»). Таким образом, тема одиноче­ства в данном сборнике разобрана Чапеком достаточно подробно.

Итак, суммируя все вышесказанное, мы можем достаточно свободно говорить о смысле названия цикла. Все герои Чапека действительно му­чаются. В равной мере страдают и обманутые, и обманувшие, и сильные, и слабые. Причиной их страданий становится бессмысленность сущест­вования. В таком свете становится понятным включение в цикл стояще­го несколько особняком рассказа «Трибунал». Офицер в военное время выносит смертный приговор, но потом мучается угрызениями совести. И внезапно слышит голос, произносящий слова «Закона нет!», «Справед­ливости нет!», «Совести нет!», «Бога нет!», которому ничего не может возразить. Константы бытия этого человека разрушаются, он утрачивает смысл существования. Выхода из кризиса Чапек не показывает.

Таким образом, тематическое и проблемное поле цикла действии-тельно может служить для связи рассказов воедино, поскольку темы и мотивы проникают из одного произведения в другое, создавая сложную структуру смыслов и ассоциаций. Однако если выделять один циклооб­разующий фактор, то это будет не тема поиска смысла жизни, а пробле­ма его утраты. Тематика произведений скорее вытекает из проблемного поля, нежели инспирирует его. Подробное изучение малых форм Карела Чапека поможет более полно включить этот цикл в парадигму творчест­ва писателя.

 

Администрация проекта Rustudent.com просит помощи в поиске автора данного материала и его первоисточника, поскольку данная статья поступила в редакцию без этой очень нужной нам информации.